Юхнов Юхнов .
 Главная     ·     Новости     ·     История     ·     Город сегодня     ·     Краеведенье 
       Справки     ·     Форум     ·     Объявления     ·     Статьи     ·     Фотографии 







Прогулка по старому городу
 Содержание

 ✓ Первые поселенцы

 ✓ XIII, XIV, XV века

 ✓ XVI, XVII, XVIII века

 ✓ Отечественная война 1812 года

 ✓ Девятнадцатый век

 ✓ Революции в России

 ✓ Первая половина XX века

 ✓ Великая Отечественная война

 ✓ Вторая половина XX века

 Семнадцатый век
Смута
Димитрий II со своими полками, выступив
от Угры, снова двинулся в поход, захватил
силой Пафнутиевский монастырь, убил всех
монахов, попов, князей, бояр и пятьсот
стрельцов, а монастырь разграбил и сжёг...

Век начинался для страны неблагополучно. Прервалась необыкновенно длинная правящая династия Рюриковичей. Неудавшееся царствование Годунова ознаменовалось рядом неурожайных лет и сильным голодом, а закончилось вторжением поляков под знаменем самозванца. В 1605 году взбаламученный народ растерзал в городе Малоярославец брата паря Бориса - Семёна Годунова, одна из вотчин которого находилась около современного города Обнинска, в селе Белкино. Но даже в самые суровые времена жизнь не останавливается и люди, несмотря на беды, продолжают стремиться к светлому и прекрасному. Так, в Вешках, некогда замечательном селе, волостном центре, была в 1605 году воздвигнута деревянная церковь, посвящённая Святому Пророку Илье.

Надо отметить, что этот век принёс всей России и калужской земле в частности неисчислимые кровавые бедствия. Начавшийся в прошлом веке процесс формирования в наших местах государственности был прерван мутной волной Смуты. Смоленск в начале века (1611 г.) вновь был отторгнут от России и присоединён впоследствии лишь, в 1654 году. Вязьма с 20-х годов вновь становиться приграничным городом. Если в 1595 г. в городе числилось более 500 дворов. то в 1616 г, их только 136. Вот как пишет об этом времени Д.М. Малинин: "… в бурную эпоху лихолетья Калуга играет видную роль, оказывая самозванцам радужный приём. Сначала здесь подвизался Болотников, а потом "калужский царек" Лжедмитрий II "тушинский вор", здесь же и сложивший на охоте 11 декабря 1610 года свою буйную голову. На смену ему явились литовские люди с Сапегой, которые воевали Калужский, Воротынский и Перемышльский уезды". Восстанием Ивана Болотникова были охвачены города Лихвин, Белёв, Болхов, Козельск. Недалеко от этих мест в Туле и разгромили бунтовщиков войска Василия Шуйского. От терских казаков к Болотникову пришёл с казаками ещё один самозванец, объявивший себя "царевичем Петром", сыном царя Фёдора Иоанновича. Мнимый царевич из Путивля рассылал по Руси "прелестные письма", в которых призывал своих сторонников собираться на Угре, под Дорогобужем и Серпейском. Разгром войска царя Василия Шуйского под деревней Клушино (в районе Царёва Займища и будущего города Гжатск 30 июня 1610 г.) польскими гусарами и казаками под командованием конного гетмана Жолкевского привёл к свержению не популярного царя, к Семибоярщине и к захвату Москвы поляками.

Далее у Д.М. Малинина читаем: "При воцарении Михаила Романова Калужский край был в очень печальном положении. В 1614 году Боровский уезд был опустошён ногайцами, а в юго-западной части области гнездились казаки и холопы, к которым присоединился ещё атаман Баловень. Завернул в Калужскую землю и "неуловимый" Лисовский, в 1617 году во время первой польской войны на калужский край посыпались новые бедствия. Его жестоко опустошили "летучие отряды Чаплинского и Опалинского, а потом вконец разорил гетман Сагайдачньий, завладевший и самой Калугой". "Князь Дмитрий Пожарский с товарищами с ратными людьми вышел против них (Опалинского и Чаплинского), за Лаврентьев монастырь, бился весь день, и обе стороны, побив многих Людей, разошлись. После того в 10-й день Опалинский и Чаплинский ночью пришли под Калугу и хотели взять оную, но крепкие заставы и караулы, боярином поставленные, пустили их в надолбы, а вышедшие из города - многих Литовских людей побили и от города прогнали прочь".

Интервенты терзали и разоряли русскую землю, но это стало возможным лишь благодаря внутренним проблемам. В результате совпадения ряда закономерных и случайных исторических процессов противоречия между слоями русского общества к этому времени крайне обострились, и фактически привели к гражданской войне. Польша явилась той кузницей, которая неустанно материализовывала, выковывала и поставляла на Русь всё новых и новых самозванцев претендующих на Московский престол. Однако призрак несчастного Дмитрия вполне реально бродил в душах, в умах русских людей требуя всё больше и больше крови.

Очень сильно пострадал в Смуту и город Медынь, в труде краеведа Т. Якушева "Медынь. Историко-краеведческий очерк" читаем: "В 1610 году через Медынский уезд прошли из Тушина польские полки, подвергнув разорению город, окрестные сёла и остановились на зимовку в районе реки Угры". В работе Трофимовского Н.В. "Историко-статистическое описание Смоленской епархии" упоминается о том, что в 1611 году Юхновский мужской монастырь, что на Угре, разрушен поляками, далее у Т. Якушева читаем: "В Медынь в июле того же (1610) года наведывался и "тушинский вор" со своими войсками. Докончил разорение Ян Петр Сапега (литовский магнат), он в сентябре шёл из Москвы на Мещовск через Медынь, очевидец событий немец Конрад Буссов пишет в своих воспоминаниях "Московские хроники": "Сапега со служившими у него поляками оставил крепость Дмитров (1610 г.), прошёл мимо большого лагеря Димитрия под Москвою к монастырю святого Иосифа, оставил там несколько сот казаков, а сам направился в Смоленск к королю. Остальное его войско разбило зимний лагерь на реке Угре в очень плодородной и обильной скотом местности, которую всё это время ещё ни разу не посещали войска, но в эту зиму и весну и ей сильно досталось". Сюда перешли и поляки из Тушина, после того как их лагерь покинул Лжедмитрий II, убежав в Калугу, далее Конрад Буссов вспоминает: "Большинство отправилось на Угру к войску Сапеги и стало там ждать, какие окончательные сведения относительно жалования привезёт Сапега, возвратившись от короля. Тем временем они на всём протяжении грабили этот сытый край, делали на него набеги, разоряя и опустошая всё", Лжедмитрий II не отставал от поляков в грабежах и разбое. Тот же автор пишет "... кроме того, пришла весть, что Димитрий II со своими полками, выступив от Угры, снова двинулся в поход (к Москве), захватил силой Пафнутиевский (Боровский) монастырь, убил всех монахов, попов, князей, бояр и 500 стрельцов (посланных туда из Москвы), а монастырь разграбил и сжёг..., Нападение на Пафнутьевский монастырь произошло после поражения войск Шуйского под Кушино. Осада длилась около десяти дней. В соборной церкви, сражаясь до конца, героически погиб главный защитник монастыря - царский воевода князь Михаил Константинович Волконский. В 1614 - 1615 годах в Медынский уезд завернул атаман Баловень с казаками. Князь Лыков разбил его вблизи села Креченского, но в селе Товарково ещё оставался сильно укреплённый лагерь войск Чаплинского и Опалинского. Поляки в это время "проходом" ещё воевали русские земли. В 1615 - 1616 годах Калуга и окрестные земли подвергались разорению крымских татар.

Иностранцы, приезжавшие в Московию вскоре по воцарении Михаила, рисуют нам страшную картину опустелых или сожжённых Сёл и деревень с заброшенными избами, которые были наполнены ещё не убранными трупами (1615 г.). Смрад вынуждал зимних путников ночевать на морозе. Люди, уцелевшие от Смуты, разбежались, кто куда мог; весь гражданский порядок расстроился, все людские отношения перепутались". Страна превратилась в огромный пустырь, была отброшена в своём развитии назад почти на столетие. Из немногочисленного тогдашнего населения уцелела едва ли половина. Только по прошествии нескольких десятилетий Московская Русь смогла вернуться к уровню XVI века, Смута затмила собой даже ужасы опричнины Ивана Грозного.

В 1618 г. в деревне Деулине, близ Троице-Сергиева монастыря, было заключено перемирие на четырнадцать с половиной лет. Условия этого перемирия были тяжелы для Москвы: Россия отдала Речи Посполитной смоленские (кроме Вязьмы), черниговские и северские земли. Поляки возвратили из плена митрополита Ростовского Филарета (Фёдора Никитича Романова) отца царя Михаила. На речке Поляновке под Вязьчой произошёл размен пленными, Филарет вернулся из плена 14 июня 1619 г., а 24 июня он стал патриархом и фактическим правителем Московской Руси вплоть до своей смерти в 1633 г.

В период с сентября 1654 по декабрь 1655 г. в Вязьме гостил царь Алексей Михайлович. В конце 1654г. сюда приехал и Патриарх Никон со всем семейством царя. Здесь Алексей Михайлович провозгласил Никона "Великим Государём", как ранее именовался Патриарх Филарет.

В Смуту уездное население погибло или разбежалось. Города и деревни почти обезлюдели. В довершение всех бед в 1654 году этот край поразила эпидемия чумы. Эпидемия длилась пять месяцев и унесла до двух третей оставшегося населения потому неудивительно, что с конца XVII века Медынь перестаёт быть городом и низводится на степень села. В 1680 году это было Медынское городище Новоиерусаличекого монастыря (основанного патриархом Никоном на р. Истра). А ещё ранее в челобитной, поданной восстановителем Медынской Благовещенской пустыни старцем Авраамием, говорится: "… город Медынь с прошлых лет от литовского разорения по се число (1660 г.) пуст, и жильцов в нём нет ни единого человека". В 1653 году началось восстановление разрушенного Юхновского мужского монастыря. В 1657 году монастырю были юридически возвращены все числившиеся ранее за ним земельные и лесные угодья, а 1687-1697гг. отведены рыбные "ловы" на Угре. В 1691 году в селе Кузова (Спас-Кузова) была возведена деревянная церковь Преображения Господня.

Церковь во имя Николая Чудотворца в Рубихино имеет очень древнюю историю, возможно восходящую к XVI веку. Но Рубихинская волость в XVII веке называлась Коробовская. поэтому можно предположить, что до Смуты на месте современной деревни Рубихино имелось поселение называвшееся Коробово или Коробовское. В Смуту оно было уничтожено, и после восстановления примерно с середины XVII века носит название Рубихино. В Коробовскую волость входили почти все деревни в междуречье р. Угры и р. Сохни, на севере включительно до деревень Бельдягино, Столбенки, Минаки, Паново, Щелоки, Большая и Малая Каменки, Плотина. Рубихинская волость считалась дворцовой до 1690 г., а после она отдана в собственность бояр Нарышкиных.

Во время Смуты Дмитровская, Коробовская, Извольская, Воскресенская волости перешли к Речи Посполитой, тогда они входили в состав дорогобужского староства (уезда) Смоленского воеводства. В состав Московской Руси эти волости вернулись после подписания Поляновского мирного договора, которым закончилась вторая русско-польская (Смоленская) война 1632 - 1634 гг. Этот договор был подписан Москвой и Речью Посполитой в селе Семлево на речке Поляновке (16З4 г.), которая протекает между Вязьмой и Дорогобужем. Земли этих волостей были возвращены Москве (по обмену на другие земли) в ходе работ по межеванию границ между двумя государствами, проходившими в 1635 - 1648 гг. После 1646 г. Коробовская, Извольская волости вошли в состав Вяземского уезда принадлежащего Москве. Извольск сильно пострадал, церковь во имя Николая Чудотворца была уничтожена, поэтому земли извольской волости включаются в состав Воскресенской волости. Граница вяземских земель проходила по р. Воре до района д. Савино, далее граница шла по водоразделу и включала бассейны речек Ращёна и Сохня т.е. проходила в районе деревень Пинашино, Гриленки, Износки, Носово, Уколово, Ухово, Мочалки, Александровка, Малиновка и на деревню Кувшиново. Смоленские земли оставались в составе Речи Посполитой. Медынь полностью разорена, поэтому земли с севера и востока от водораздела р. Сохни приписываются к Можайскому уезду, а земли Юхновского монастыря к Мещовском уезду. В последствие Юхновский Казанский мужской монастырь считается приписным к Георгиевскому Мещовскому монастырю. Возможно, что эти монастыри имели более древнюю связь, как приграничные форпосты. Город Серпейск. король Владислав отдал Москве в обмен на развалины героически оборонявшейся и устоявшей (под командованием князя Волконского) смоленской крепости Белая. Лишь после отвоевания Смоленска и заключения Андрусовского мирного договора (д. Андрусово на речке Городенке, под Красным) в 1667г. граница с Речью Посполитой отодвинулась далеко от Угры.

Смута
В Пустозерском крае (Нарьян-Мар) сожгли
на костре Протопопа Аввакума в 1682 г.

На территории Калужского края в своё время было много старообрядцев - поклонников "древнего благочестия". В 1666 - 1667 гг. в монастырской тюрьме Пафнутьево-Боровского монастыря держали на воде и хлебе, не позволяя выйти на воздух по нужде, духовного вождя старообрядчества Протопопа Аввакума, Но Аввакуму все же суждено было выбраться живым из этой первой своей тюрьмы Зёрна его пламенных проповедей дали всходы даже в окружении самого "тишайшего" царя. Боярыня Ф.П. Морозова, её младшая сестра Евдокия Урусова и полковница Мария Данилова примкнули к расколу. Этих женщин тоже заключают в земляную тюрьму в Боровске вместе с уже сидящей там инокиней Иустиньей. Затем в отношении ревнителей старой веры начинаются самые настоящие зверства со стороны властей. Иустинью сжигают на костре в Боровске в 1674 Году. Людей десятками сгоняют в специально приготовленные срубы и сжигают в них.

Крестьяне снова, как при Иване Грозном и в Смуту, бегут в леса, за Волгу и далее на Урал. в Сибирь. Морозову, Урусову и Данилову уморили голодом в земляной тюрьме Боровска и в ней же закопали в 1675 году. В Пустозерском крае (Нарьян-Мар) сожгли на костре Протопопа Аввакума в 1682 г. Все эти бессмысленные жестокости, глубинной причиной которых, вероятно, являлся просто страх - неуправляемый животный страх (ещё не забыты ужасы Смуты), подтолкнули многих колебавшихся пойти в раскол, и. быть может, способствовали тому, что город Боровск впоследствии делается одним из центров старообрядчества в Подмосковье.

Итак, в конце XVII века калужский край представлял собой жалкое зрелище. В 1626 г. в Калуге осталось всего 493 двора, при этом жители 102 дворов жили исключительно подаянием. У Д.М. Малинина читаем: В 1681 году в городах Калужской губернии было такое количество дворов: Калуга - 1045. Мешовск - 38, Боровек - 41, Малоярославец - 101, Таруса - 20, Лихвин - 39, Воротынск - 61, Серпейск - 48, Мосальск - 15, Перемышль - 27". Как видно, большинство городов были низведены до уровня современных деревень. Интересные данные о динамике развития города Малоярославца приведены в работе Митрошенковой Л.В. "Малоярославецкий уезд в конце XV - XVIII вв.". По этим данным в 1550 г. в городе было 242 двора, в 1587 г. - 115, в 1621 г. - 27, в 1646 г. - 58, 1674 г. - 88. Имея в виду, что населённость двора в то время составляла около 24 человека, можно оценить и приблизительную численность городского населения. Резкое уменьшение числа дворов по переписи 1587г. следствие разорительного набега орды крымских татар под предводительством Девлет-Гирея в 1571 г. Город сильно пострадал и с этого времени именуется не Ярославцем, а Ярославцем Малым. Но Смута привела к ещё большему разорению города. В очерке краеведа А.Г. Иванова "Износки" отмечается, что вплоть до середины XIX века в народной памяти хранились предания о временах, когда "Литва приходила", и о "Литовском разорении".

На берегу реки Протва в селе Трубино (1674 г.) в поместье князей Щербатовых (ветвь князей Оболенских) построена каменная Воскресенская церковь. Князь Константин Осипович Щербатов служил воеводой в Астрахани. Руководил подавлением восстания Степана Разина. В 1692 г. рядом возведёна грандиозная Знаменская церковь и княжеские палаты. Эти церкви частично сохранились до наших дней.

Интересен вопрос о времени основания деревень в Юхновском и Износковском районах. Документальных сведений об этом практически не сохранилось, поэтому многое основано на догадках и предположениях. Нужно сказать, что человек поселился в этих местах очень давно. Несколько тысяч лет назад по берегам рек Угра, Воря, Ресса уже жили люди. Такие небольшие речки, как Сохня, Жеремесло, Химец, Слушка, Вережка, Свинцы, Ращёна, Изверь, Желонья, Костижа, Полоть получили свои названия, вероятно, от славян, пришедших сюда в Х - XII веках нашей эры. В древности люди старались селиться по берегам рек. С середины ХII века началось, а в середине ХIII в. интенсифицировалось строительство славянских городков-форпостов с окрестными деревнями-починками. Вдоль относительно крупных рек, по мере возникновения этих городков появлялись и грунтовые дороги, прокладываемые через дебри первозданных лесов. Дороги соединяли городки и их посады в единую сеть. Наименование села Извольск, имеющее то же западнославянское происхождение, что и города Козельск, Мосальск и т.д., указывает на то, что оно может иметь древнюю историю. Вполне вероятно, что это село основано в XII веке при колонизации этих мест Смоленским княжеством. Названия деревень Пенязи, Куновка, Гриденки, произошедшие соответственно от древних слов: "пенязи", "куна" (возможно от балтизма "кунова"), "гридень", - свидетельствуют о том, что они могли быть основаны ещё до монголо-татарского нашествия. Слово "пенязи" употреблялось, как известно, в древности на Руси в значении "деньги", же "деньги" образовалось от татарского "тенге". Гридень - воин в княжеской Дружине. Куны дорогие одежды украшенные мехом кунины. Этим же слово называлась денежная единица. Уже с XIV, XV веков в наших местах известны древние волости: Опаков (Палатки), Мощин (Мощины), Дмитровец (Дмитров), Ореховня, Погарелое (Погареловка), Городечна (Городенки). Вежки (Вешки), Нерожа (р. Нерошка, приток р. Извери). Кнутова, Дуброва, Трубна (р. Трубенка, приток Шани). Судя по названию, населенными пунктам и с древней историей являются: Гаренец, Туранец, Побитое, Шатрищи, Колодези, Агарыши (Огарышево), Колыхманово, Русиново, Вязищи, Желонья. Звизжи, Косицк, Олоньн Горы, Козловка. Барсуки, Батино, Бельдягино (Бельдюгина), Бетдицы, Шеломцы, Мормули и т.д.

В духовной грамоте Ивана III, датируемой 1504 г. записано: "Да сыну же своему Василию даю город Боровск с волостями, и с путями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, и с Суходолом, и с Ыстьею, и с Ыстервою, и с Красным селом, и с Кременцом, и с Песочною с большею, и со слободкой с Осны на Шане, что садил Василий Карамышев, город Ярославец с волостными, и с путями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, со всем с тем, как было за князем Михаилом Андреевичем, город Медынь, и Радомль (возможно район д. Радюкино), и с Вешками по Угру, да на Шане слобода, что Товарков садил, по Угру ж, и с Песочною с меньшею, и со слободами, что садили Андрей Картмазов, да Митя Загрязской, да Ивашко Гладкой. А что Филипповых детей Полтева села и деревни на сей стороне Угры, и те сёла и деревни со всем, что к ним прилегает, к Медыни сыну же моему Василию. Да ему же даю город Можаеск с волостями, и с путями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, и с Чягощъю, и с Турьевым, и с Ореховною. и с Могилном, и с Миченками, и с Шатешью, и с Сулидовым, и с Дмитровцом по обе стороны Угры, и с иными местами, что к ним прилегают, город Вязьму, и Козлов с волостями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, со всем с тем, что к Вязьме и к Козлову и ко всем Вяземским местам прилегает, как было при мне...".

В духовной грамоте Ивана IV (Грозного), датируемой 1572 годом записано: " ...благословляю сына своего Ивана … городом Калугою, с волостями, и с путями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, да городом Ярославцем Малым с волостями, и с путями, и с сёлами, и всеми пошлинами, и с волостью Суходровью, как было прежде сего, да городом Медынью с волостями и с путями, и с сёлами, и со всеми пошлинами, да волостями Опаковым на Угре, со всем, по тому, как было прежде сего, да волостями ж Таварковым, и Конопкою. и иными волостями по Угре, что было за князем Васильем за Шемячичем и за князем Васильем Стародубским … и сын мой Иван держит за нею (княгиней Ульяной, невесткой Ивана IV, впоследствии насильственно пострижена в монахини) те города, и волости, и сёла до её живота, а после её живота город Креченеск, и с волостями, и с волостью с Вешками, сыну моему Ивану, к великому государству...".

Процесс образования деревень шёл на протяжении многих столетий вплоть до 1941 года. Многие деревни, основанные до Смуты. вероятно. были полностью разрушены Названия деревень Рубихино, Строево, Новая (Ново-Успенск), расположенных на значительном в то время тракте, свидетельствуют о том, что они создавались заново. В то время деревни, вероятно, были небольшими поселениями и насчитывали в своём составе не десятки, а единицы дворов. Деревни, названия которых происходят от имени или фамилии Человека, основывались, вероятно, после присоединения Вязьмы и Смоленска и после, т.е. в период XV - XVIII веков. Это такие деревни, как Федюково, Захарово, Морозово, Семёновское, Никитино, Азарово и т.д.

Щелканово - это бывшее поместье Щелкаловых. Братья Андрей и Василий были возвышены Иваном IV во время опричнины. Старший Андрей Яковлевич "ближний дьяк" в правительстве Грозного, с 1571 г. возглавлял Посольский. а в конце карьеры ещё и Поместный приказы. Это был очень умный, работоспособный, изворотливый политик, сумевший вполне благополучно закончить карьеру (1594 г.), мягко говоря, не в самый простой для Московской Руси исторический период. Вот как образно характеризует дьяка его современник Горсей - посол Англии в Москве: "хитрейший скиф, какой когда-либо жил на земле".

По свидетельству переписных книг в деревне Бельдягино, что на Угре в середине XII века насчитывалось приблизительно 20 дворов и проживало около 45-ти душ мужского пола. Большинство деревень существовавших в этих местах в начале ХХ века были уже отмечены на картах, составленных в ходе межевания земель 1780 года. В нашей местности очерченной реками Воря, Угра, Сохня и границей с Калужской губернией новыми поселениями были лишь деревни Прудки. Николаевка (Новосёлки), Новинка (Новоселенная), появившиеся в период с 1780 по 1850 гг. От деревни Батино отпочковалась деревушка Беляево. В период с 1850 по 1940 гг. возникли деревни Крапивка, Ежовка (Румянцево). Посёлок (Посёлок им. Карла Маркса, что у Агарышей). Существовала уже и разветвлённая сеть грунтовых дорог между деревнями. В промежутке между 1780 и 1850 гг. возникла дорога Большая Каменка Колодкино. Она пересекала уже существовавшую до 1780 г. лесную дорогу Железенки - Колодези в районе местечка Гарька. В начале ХХ века в лесу, недалеко от пересечения дороги Железенки - Колодези и ручейка протекающего по лощине от Малой Каменки до Колодкино, был построен небольшой кирпичный заводик. Рядом находилось место традиционных гуляний молодёжи - "Ключи". К этому заводику из Большой Каменки через лес была проложена дорога. "Дорога под мосток" - так называли её честные жители, "Мосток" этот в виде настила из ольховых брёвен находился на ручейке в лощине Моложа, который впадает в более полноводный ручей Колодкино - Малая Каменка. Кирпичный заводик снабжал окрестные деревни кирпичом для кладки домашних печей.

Подводя итог, можно сказать, что все исторические эпохи оставили свой след на карте, и, анализируя её с помощью топонимики, можно более или менее точно определить дату основания той или иной деревни. Но при этом следует иметь ввиду, что, населённые пункты иногда переименовывались, а некоторые из них имели по два названия.

По материалам книги "Из истории земель калужских" Ю.В. Фоменкова
Отдельное спасибо сайту: iznoski.3dn.ru

 Комментарии к статье

 nonna  [nonnasemenova93@gmail.com]

06.02.2013  

Очень интересуют деревни Иванники, Домотканово, Сафоново и где можно почитать историю иперепись в разные времена - родня оттуда пасибо пропавшие ныне


 Добавьте свой комментарий

номер
   

Комментарии не должны содержать:

Разжигание межнациональной, межрасовой, межфорумской вражды, а так же уничижительное высказывание о других национальностях.

Переход на личности, неуважительное отношение, оскорбления в чужой адрес.

Размещение рекламы, а также информации, содержание которой сводится к пропаганде насилия.

 Прогноз погоды

Времена года


 Курс Центрального банка РФ
00:0000:00
$  Доллар США0.000.00
  Евро              0.000.00

    Неофициальный сайт города Юхнова
    www.yukhnov.xost.ru
  Aloyn Design 2010